✱ ✱ ✱

а я-то сгоряча решил, что рехнулся. позвал людей со стороны, говорю им, мол, потрогайте-ка батареи, ничего необычного не замечаете? как же, отвечают, замечаем! горячие у тебя батареи, вот что мы тебе скажем. ровно зимой горячие. и у меня сразу от сердца и отлегло — здоров, стало быть.

но потом, стали меня мысли одолевать, а с чего бы им тепло-то в квартиры подавать, когда его (тепла-то) еще в конце февраля оттудова (из квартир) как ветром сдуло? никак воду горячую у нас решили извести. ну точно так! отключат воду и все, вы уж извините.

и главно как все гладко-то придумали! чтобы мы, значит, все такие из себя возмущенные значит им звонили-названивали, где, дескать, вода-то наша горячая? подавайте нам ее родимую взад. а они нам такие: нет, никак не можем мы вам воды дать, уж извините. а мы им такие все из себя возмущенные: как это не можете, по какому такому разумению, позвольте вас спросить.

а они тогда заглянут в свои Амбарные Книги, в которых про каждого все-все записано и спросют с нас сурово: а что 28 апреля вы тепло в квартирку-то небось получали? и тут уж не отвертишься. и придется до сентября так без горячей воды и мытариться.

ну да ничего, перебьемся как-нибудь.
чай, не в Париже.