✱ ✱ ✱

по моему скромному убеждению, роман “Кысь” великой русской писательницы Татьяны Толстой должен называться отнюдь не романом, а постапокалиптическим лубком.

✱ ✱ ✱

Только представьте на скольких фотографиях ежедневно случайно запечатлеваются ваши лица. Уже и шагу нельзя ступить, чтобы не попасть ненароком в объектив какого-нибудь туриста, японца или просто фотографически озабоченного юноши. Особенно, если бродите вы в центре города или вблизи какой-нибудь достопримечательности.

«Ну и что с того», — спросит меня Пытливый Читатель™? А вот что. Смотрите: мегапикселей уже достаточно, чтобы запечатлеть иголку в стоге сена, интернет-каналы толстеют, вычислительные мощности электронно-вычилительных машин растут как на дрожжах, и — чу! — не за горами тот день, когда поисковики наконец начнут индексировать человеческие лица на картинках! И тогда каждый сможет по лицу найти в гугле-яндексе все фотки с участием себя, своего друга или родственника.

Грядет интересное время! Сколько драм нас ждет! Жены смогут застукивать на чужих фотках неверных мужей с любовницами, директора — нерадивых работников, приятно проводящих время под предлогом болзени. Ну и Большой Брат™ наконец-то узнает каждого в лицо, потому что первым делом проиндексируются эти ваши вконтактики и фейсбученьки на которых вы сами заботливо отметили: кто где, когда и с кем.

Чмоки и сладких вам снов, дорогие мои параноики!

О фонтанах

Проведя полдня в парке у катализатора Смольного и понаблюдав за его посетителями, пришел к кое-каким выводам. В частности, я понял, что фонтан — это не только (и не столько!) сложное инженерно-техническое сооружение, памятник архитектуры и культурный объект. Это в первую очередь неисчерпаемый источник вдохновения для фотографов всех возрастов и зеркалок. Ибо нет, пожалуй, больше в мире такой штуки, которую можно было бы сфотографировать таким количеством способов и в таком количестве ракурсов.

Сами смотрите: ведь можно заснять фонтан целиком, а можно по частям: отдельно скульптурную композицию, отдельно бассейн с водой, отдельно струйку и отдельно брызги. Саму воду можно снимать прямо, можно сверху вниз, чтобы заснять отражение, а можно снизу вверх, чтобы кагбэ казалось, будто вода льется прямо в объектив. Можно снимать с малой или большой глубиной резкости, с длинной или короткой выдержкой, со вспышкой или без, в свете прожекторов или в лучах предзакатного солнца. Можно фотать кого-нибудь на фоне фонтана, а можно снимать что-нибудь стоящее за ним, прямо сквозь брызги. Еще можно подобрать смешной ракурс: поставить человека кагбэ так, чтобы казалось, что вода льется у него прямо из руки, изо рта или еще из какого места; или же наоборот - как будто вливается туда. На худой конец, можно поступить банально: перед фонтаном поставить БАБУ в зазывной позе или МУЖЫКА в позе I’M-VIP-NO-ATATAT-LEKSUS-HANTER-BEHIND-HEADS и тупо зафотать их таких.

И да, чуть не забыл. Все вышеперечисленное можно провернуть аж два раза: один раз на цифру, а другой - на пленку.

50 Cent

…взять того же 50 Cent. Хоть я его и не люблю, но вот когда он поет своё «I’ll take you to the candy shop, wow» ему кагбэ сразу веришь! Веришь, что возьмет и отведет. В кэнди-шоп. А нашему рэперу почему-то верить не хочется. Хотя он, вроде бы, все делает как надо: качовый риф честно спиздил, позолоченными мудями перед камерой старательно машет (на фоне крутой тачки, конечно), читает про суровое российское гетто, про закон улицы, про то сколько у него бабла и тёлок, про маму-папу и «не забывай свои корни-помни, лол».

И тем не менее, не цепляет. Потому что невооруженным глазом видно, что все не по-честноку. Слова, интонация, движения — все это какое-то натужное, через силу, через себя. Как будто идет не от простого животного желания покрасоваться своими бирюльками, машиной, баблом и овладеванными тётками, а от человеческого «написать крутой рэп, чтобы заработать денег, чтобы купить бирюльки, чтобы было чем красоваться и кого овладевывать».

В общем, СОВЕРШЕННО не понимаю людей, втыкающих в этот никчемный русский рэп™. Что они в нем находят?

Женщины

А вот скажи мне дорогой читатель, за счет чего существуют женщины? Откуда они черпают силы для того, чтобы поддерживать в рабочем состоянии, подпитывать и приводить в движение свои, порою, весьма некислые формы? Этот глупый, на первый взгляд, вопрос отнюдь не празден. Дело в том, что женщины практически не употребляют еду в пищу.

Они конечно едят, но едят парадоксально мало. Вспомни из чего состоит обычный завтрак среднестатистической женщины? В лучшем случае, это каша или мюсли с молоком. В худшем — йогурт, какой-нибудь захудалый бутерброд, а то и вовсе ничего. На обед женщина съедает в столовой салатик, изредка два. Во время рабочего дня пробавляется кефиром, соком или тем же йогуртом. Печенье, шоколадки под строжайшим запретом, ведь от них полнеют! Тортик — только если он низкокаллорийный. А после работы женщина приходит домой и не ест вообще ничего. Потому что «после 18 жрать нельзя».

Так откуда взяться силам на то, чтобы красить губы, бесцельно бродить между полками в Икее, смотреть сериал «Друзья», комментить в жж у стилавина, переживать, стучать ногтями по клавишам, танцевать капорейру и кидаться в меня солонкой? Нет ответа.

Ах, если бы только ученые всего мира обратили внимание на этот парадокс и взялись бы за него всерьез! Ведь совершенно очевидно, что вот тут, буквально у нас под носом, расположен неисчерпаемый источник дармовой энергии. Раскрой его — и благополучие всей планеты в твоих руках! Но нет, ученым подавай только базон-хикс да суперструны. Так и бродят по земле женщины с непонятным моторчиком внутри неразгаданые. Красят губы, смотрят сериал «Друзья», переживают, танцуют капорейру и кидаются в меня солонкой.