Идиот

Вот положим, история:

Живет себе на свете мужичок. Все у него нормально в жизни сложилось, как у всех. Учился в школе, поступил в институт, потом женился. Кандидатскую защитил, потом докторскую. Кафедра, жена хозяйственая, дети-сорванцы. На горизноте пенсия маячит. И все-то вроде у него хорошо, да вот только не прет его такая жизнь. Все что-то гложет. Придет, бывает, домой после заседания, встанет пред зеркалом, и стоит так не шевелясь часа по три. А потом войдет в комнату, рухнет в кресло и зарыдает.

И вот, однажды, пойдет он поликлинику к психиатру, справку получить, чтобы документы на академика подавать, значит. Придет, разуется. Психиатр посмотрит на него внимательно, покрутит его так и сяк, перед глазами линеечкой помашет, по коленочке молоточком постучит, да и всплеснет руками:
— Что ж это вы, батенька, себя своими теоремами да грантами насилуете? Хорошо, что у вас семья, наука… сублимируете, тэкскэть. А ведь могли бы и с ума сойти на этой почве! Вы же, дорогой вы мой человек, латентный идиот!

Поглядит мужичок на себя, впервые, по-честному, — а ведь и правда, идиот! Сказочный! И так ему хорошо станет, потому что все теперь у него на своих местах получается. Поклонится он доктору в ноги и счастливый домой побежит.

И все. Сначала с кафедры уволится к чертям. Потом снимет с книжки все деньги и поделит их на две равные части. На первую купит себе семечек на двадцать лет вперед, а на другую — разных лотерейных билетов и спортлото! И заживет припеваючи. С утра пораньше встанет, розыгрыш по телевизору посмотрит. Днем семечек пожарит-поест, а там глядишь, — и пятница, Поле Чудес.

Про баян

Этот рассказ поведал мне мой брат Михаил, когда позапрошлым летом мы сидели с ним за столом и выпивали что-то весьма недурственное. Рассказ был о его хорошем друге баянисте Тимофее, с которым он познакомился в Германии и который славился своим усердием в занятиях музыкой.

…Тимофею тогда предстоял какой-то очень важный концерт, а может, экзамен, не помню точно. Сутками не отходил он от своего баяна, готовясь. Он играл, играл, играл и играл. И, в конце концов, баян не выдержал: у него отвалились кнопочки. Но на ремонт ушло бы 500 евро, и Тимофей продолжал играть на голых рычажках. Спустя еще пару дней отвалились и сами рычажки, уполз куда-то звук, порвались меха, лопнул ремень на руке. И бросив на свой инструмент взгляд под каким-то другим, особым углом, увидел Тимофей, что вот уже два с половиной год держит он в руках стиральную доску. А, увидев, понял тогда, что нет на самом деле никаких кнопочек, рычажков и мехов. И что не было никогда никакого баяна, а была только музыка, которая с самого рождения звучала в его голове.

:(((((

Коротко о главном

Ктулху съел мозг Петросяна. Механический Мессия прошел тест Тьюринга. Человек-компот пойман с поличным. Переход на летнее время в Самаре закончился кровавой резней. Америка планирует к 2010-му году высадить первых зомбе на Марсе, а в уссурийских лесах пьяный егерь видел ПУТИНА.

Всеблагой И Смехоуморительный Отец Наш

А знаете ли вы, что любую вашу шутку, любой прикол, розыгрыш или каламбур, всё, что когда-либо было придумано вами смешного или даже просто забавного, всё, абсолютно всё уже когда-то думал до вас Петросян.

Бессонной ночью, под мерный храп Елены Степаненко; под заунывную гармошку Юры Гальцева или сидя в грязных трениках на кухне у Сережи Дроботенко. Думал, перекатывая шутки из одного угла головы в другой; взвешивал их, оценивал: достаточно ли хороши? Эту вот — в «Ангшлаг», а ту можно в «Кривое зеркало». Эту — жене, не жалко, а этой можно и поделиться с Геной Ветровым, не век же пареньку на аншлаговские дотации жить.

Думал он так и сладко улыбался, представляя себе как зазвучат они со сцены и как зал взорвется хохотом, не выдержав могучего юморного натиска.

Особо удачные, с лихой козырной рифмой — себе на будущий бенефис, а вот эти, — второй и третий сорт — пусть остаются на откуп кавэенщикам, жжистам прочим и камеди-клабщекам. Такие даже дроботенке-то отдавать западло, а всех шуток все равно не перешутишь.

Вот такой он человек, Евгений Петросян. Простой, и в тоже время, невероятно могущественный. Многие над ним смеются, недооценивают его, а зря.

Сказание о Ёсицунэ

Читаю «Сказание о Ёсицунэ», в переводе Стругацкого.

Всем хороша книга, да вот только я постоянно путаю третьего сына императорского конюшенного левой стороны Хэё-но скэ Ёримото с горой Оно-но-Сурихари в Оми, а Алтарь Криптомерий Суги-но Дан с Ватари-но Гонда Киёхиро — одиннадцатым потомком Фудзивару Киёхиру.

Однако есть и положительные моменты.
Я, например, уже свободно отличаю шапку «эбоси» и лук «фусимаки» от великого бодхисатвы Хатимана.